«Орден Гора»- древние хранители Руси и Русского народа. 8 статья — статья горя. Старик попросил меня…

Это внеплановая статья, но не по моей вине. Старик попросил меня. Многие из вас будут, конечно, смеяться, но мне лично было не до смеха. Я в том плане, что контакт происходит мгновенно и непредсказуемо (для меня лично). Я ж не экстрасенс, как Ткаченко, я не могу выходить на самый высокий уровень – уровень Богов… Но с ним связь есть. И связь эта односторонняя, то есть я не могу выйти, — только он со мной.
Он просто попросил пересказать мне то, что он мне сообщил. И более ничего. Но я не могу не добавить от себя – боль, я испытал серьёзную боль, это чисто психологическая (то есть по метафизике — астрального плана) боль. Серьёзная, довольно тяжёлая, которую не все способны выдержать, — я серьёзно говорю сейчас, хотя и понимаю вас – не все способны в это поверить, и это нормально.

Он просто «показал» мне свою жизнь за три секунды (в нашем времени это действительно длилось секунды три, ну, может, пять…). Все равно никто не верит, мне и жена не верит, это нормально, но он просил написать. Просто сообщить и все. Я не знаю, почему, — сегодня я на этом своем канале не планировал ничего писать, у меня были иные планы, — поработать на вайшьев, но… если ОН просит, то…
А как он мог показать жизнь за три секунды? Это происходит быстро. Быстро, если мы имеем в виду наше стандартное чувство времени. Я начинаю понимать, как люди просматривают свою жизнь за секунды перед тем, как умереть… Я начинаю и сам верить этим рассказам. Это реально. Но это реально только тогда, когда ты сам через это пройдешь.
Я уже сообщал, что «моему» старику чуть поболее 200 лет, а он мне сегодня сообщил о своей жизни. О самом лучшем периоде его жизни, и эта статья – статья – горе, потому что он передал мне все то, что он испытал в тот момент, когда был с нами в соответствии с Программой Обучения.

В 1843 году он оказался в одной из деревень Рязанской губернии… Он был еще совсем молод и неопытен в социальном плане того времени. Как оказался? Да просто телепортировался из Омской губернии… да и все. Ничего особенного… для них.
Время было очень плохое, — куда как хуже, чем времена 1920-х годов в России, когда брат убивал брата, когда шла братоубийственная война, когда в социальном плане все было не слишком благонадёжно, — так скажем, мягко.
1843 год – это всего лишь 27-й год после тотальной ликвидации Тартарии и части Христианской России с ней граничащей. Хотя урожай люди собирали в Рязанской губернии уже не плохой, но… его не всем хватало. Слишком сильны еще были последствия ядерной бомбардировки Тартарии в 1816 году…
Сам мой старик из того времени – до ликвидации Тартарии, но о тех временах он помнит мало что, ведь он был еще «несмышленышем», как сам он говорит, хотя, разумеется, все ему открыл его наставник, но одно дело – «открыть», а другое «испытать самому» … Даже у них в этом плане есть проблемы по передаче информации.

Что еще? Статья вообще не об этом! Она о том, насколько тяжёлая жизнь ему предстояла во времена «работы» СРЕДИ ЛЮДЕЙ… То есть с 1843 по 1879 гг. За это время он имел две семьи. Первая его жена – дворянка – погибла в возрасте 42 лет от рака в 1857 году. Тогда многие умирали от «рака», хотя и сами не понимали от чего умирали, — он понимал, но помогать ей ему было нельзя, — теперь понимаете почему эта статья – статья о горе? Я не могу вам передать то горе, которое он сообщил мне. Не потому, что нельзя, а потому, что не могу это сделать чисто технически…
Вторая жена была из крестьянок и родилась в 1829 году, а умерла в 1899 году, прожила не плохо и была весёлой и умой женщиной. Они поженились в 1860 году… когда она сама стала вдовой, и ему очень понравился ее остроумный нрав и огромное чувство юмора и полная незаурядность… Он все те годы, что провёл с ней и своими детьми (их у него было трое) восхищался ею и боготворил ее… Ему казалось, особенно в последние годы жизни с ней (с 1870 по 1879 гг.), что она догадывается о его внутренней природе, хотя он никак не давал знать об этом. С первой женой такого не было, но как я понял они тогда все были в «неком каматозе», — обычные люди, — где-то до 1869 года…
Ему было очень тяжело расставаться с ней в 1879 году – летом. Даже не столько с его детьми, сколько именно с ней, и тут я его, как мужик мужика хорошо понимаю, не зря ведь в свое время – а это было очень давнее время даже пословица такая была: «во времена бедствий спасай жену, а не детей; жена еще народит…». Сейчас это звучит грубо и цинично, я понимаю. Но сейчас и время такое, — грубое и циничное. Он, кстати, отчасти показал мне ТЕХ людей изнутри. Я, если честно (смеюсь) не смогу сравнить их ни с кем из современных, — они были таким чистыми и наивными… Все туфта, что пишет Пикуль о тех временах, — люди были еще наивнее… Уж поверьте. Мы «грязными», а значит и опытными (что хорошо с точки зрения Богов) стали совсем не столь давно, начиная где-то с 1950-х годов… Не ранее, точно.

Не получается у меня передать вам ту боль, которую он показал мне. Я – современный человек, такой же, как и вы, такой же, как и вы – «грязный», мне многое нежное кажется смешным и наивным… Не знаю вообще, почему на меня взвели эту ответственность…
Сына он потерял с 1905 году – ему тогда было 43 года, он погиб в войне с Японией, но не поле брани, а от рук китайцев, когда на него напали 6 китайцев в полупьяном угаре и с ножами… И было это в Пекине. Китайцы уже тогда не плохо пили, а один из них вообще был под наркотой…
Дочь умерла в преклонном возрасте от 1919 году от… голода, а вторая дочь дожила до старости и умерла в Париже в 1928 году. И он был этому очень рад, поскольку сложности экономического плана пришли в Европу лишь в 1929 году…
Но больше всего горя я от него почувствовал тогда, когда он передал мне «тяжесть» от потери своей второй жены. Он был на ее похоронах, но стоял в 200-300 метрах от всех и наблюдал, — плакал… Он очень любил ее… В 1899 году.

Все фото из открытых источников

Комментарии 1

Добавить комментарий для Елена Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *