Руфь из романа Джека Лондона — нормальная баба того времени или редкая стерва?

Все вы читали роман Джека Лондона «Мартин Иден»? Верно? Что сами то можете мне сообщить по его прочтении? В данной статье я рассматриваю именно мелодраматическую составляющую этого произведения.

На меня роман, который я прочел в довольно молодом возрасте, произвел огромное впечатление прежде всего своим реализмом, но не только реализмом – он мне оказался близок в смысле сопереживания главному герою, которого я почему-то хорошо понимал и чувствовал.

Ведь о чем в романе идет речь? Бывший обыкновенный парень из народа начинает писать литературные произведения, и при этом слог его как автора так нравится издателям, что его начинают издавать многомиллионными тиражами и… он становится богатым очень быстро. Вот и весь роман. В этом вся суть романа. Так просто?
Так просто, ага, — для рекламщиков, которым нужно передать основное и главный посыл, но на самом деле ни одна реклама не раскрывает и 10% всей сути… особенно, как в этом случае, если произведение действительно сложное.

«…Мартин не рассердился. Он даже не почувствовал себя задетым. Он терпеливо выслушал мистера Морза, думая о том, что несладко, должно быть, идти на такое унижение. Он не отклонил приглашение, но ограничился тем, что поблагодарил довольно неопределенно и справился о здоровье всей семьи, в первую очередь миссис Морз и Руфи. Мартин произнес это имя спокойно, без запинки и втайне изумился, что кровь не бросилась ему в голову, а сердце не забилось быстрее…»

В этом романе молодой парень, — живой, активный и сильный, и очень любознательный до всего влюбляется в одну миловидную девушку из сфер общества куда как более высокого происхождения, чем того, в котором жил и вырос он сам.

Что тут такого? Да в общем-то ничего особенного, если бы не знать того, что с ним происходит в романе далее. А далее он ПЕРЕРАСТАЕТ их всех: и тех, кто ниже его, и тех, кто вровень (по происхождению) с ним (и ему становится скучно с ними, хотя на низких вибрациях души он все еще испытывает к ним любовь и привязанность), и тех, общество которых представляет и его любимая девушка – Руфь, и даже общество аристократов, которым поклоняется общество тех, из которых происходит его любимая Руфь. А так – ничего особенного.

Он поднимает уровень своего мироосознания в этом произведении. Он поднимается над своим невежеством. Они начинает видеть мир во всем его многообразии и ощущать все его различия, различия не только естественного порядка, но и искусственного происхождения, наложенные на него самими людьми.

А что Руфь? А его любимая Руфь пребывает в стагнации, она не двигается в духовном плане, она остаётся все той же, какой он ее и встретил изначально. Если честно, — она не двигается на всем протяжении романа. Ее все устраивает. Более того, она и не понимает самого термина «движение», ибо это не знакомо ее природе, ее психологии.

Она, словно полип, привязана к определенному месту и к определенному взгляду на окружающую ее среду, а, следовательно, тогда, когда ее возлюбленный герой отрывается от ее среды и возносится над ней… она теряет его, теряет его прежде всего у себя в голове, а уже позже в сознании того общества, в котором живёт. То есть я настаиваю на том, что в расставании любимых тут виновно не общество, а лишь сама природа Руфи, как человека, — она не способна поспеть за тем, кого полюбила… А потому они становятся совершенно чужими. И первой, хотя еще и не осознанно, приходит к этому пониманию именно Руфь, а не Мартин. Марин все еще надеться на то, что Руфь сможет преодолеть свою природу…

И в этом основная вина главного героя. В этом трагедия, которая после разыгралась с ним. Ведь он погиб не только от того, что ему не хватило мудрости осознать степень своего «подъёма» над тем обществом, в котором он оказался – причем даже над самыми высокими его слоями, но также и любовная составляющая сыграла с ним злую шутку:

— Вот-вот! – сказал он. – В тот миг, когда на карту поставлено все счастье вашей жизни, вы боитесь жизни.

Руфь вздрогнула при этих словах, как бы обесценивавших всю сущность ее поступка. Но все же ей показалось, что Мартин несправедлив к ней, и она почувствовала обиду.

Некоторое время они сидели молча: она – мучительно соображая, что ей делать, а он – раздумывая о своей исчезнувшей любви. Он теперь ясно понял, что никогда не любил Руфь на самом деле. Он любил некую идеальную Руфь, небесное существо, созданное его воображением, светлый и лучезарный образ, вдохновлявший его поэзию. Настоящую Руфь, мещанскую девушку с мещанской психологией и ограниченным мещанским кругозором он не любил никогда.

Почему я вижу тут только вину главного героя романа – Мартина, а вовсе не чувствую вину его девушки? А за что можно винить человека с низким уровнем сознания? За его недееспособность? Но разве это не глупо? Сознание определяет бытие, а не напротив.

Так кто она – Руфь в этом романе: ангел во плоти или демон? Она и не стерва, она и не демон. Обычная среднестатистическая баба среднестатистического общества. Хотя, надо признаться, баба довольно миловидная, сексуальная внешне, но только внешне.

И лично я не могу винить Руфь вообще ни в чем. Виноват только Мартин, раз он позволил своим чувствам взять верх над уровнем своего возросшего и возросшего значительно уровня понимания мироустройства вокруг себя…

И еще имел грубость обидеться на Руфь, что уже верх его неадекватного восприятия, из-за его эмоциональности, которую он так и не сумел побороть в себе…

Все это чем-то напоминает мне Льва Толстого на самой старости лет… Печально. Значит не столь уж они и умны были оба: что Лев Толстой, что Джек Лондон, что герой Джека – Мартин Иден.

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *