Брошь (рассказ)

Действующие лица:
Старушка — лет 65
Детектив — лет 29
Действие происходит в приемной детектива.
ИТАК:
Звенит звонок.
Детектив: «Войдите!»
Входит старушка. Детектив, разглядывая ее, думает: «Пальтишко на ней дорогое, шапочка тоже, из соболиной шкурки. Богатый клиент идет. Да, как говорится, на ловца и зверь бежит. Ну что же, надо действовать».
Старушка подходит к столу, за которым сидит детектив и спрашивает:
— Это частное сыскное агентство? Я правильно понимаю?
— Да. Да, конечно. Вы присаживайтесь. Располагайтесь поудобнее. Что у вас за проблема? Чем я могу помочь?
Старушка снимает пальто и присаживается на приготовленный для клиентов стул, стоящий напротив стола детектива.
— Так что у вас за дело?
— Молодой человек, пожалуйста, прошу вас, помогите мне. Как я поняла из рекламного объявления, вы занимаетесь разными мелкими кражами?
— Да, мадам. Я вас внимательно слушаю.
— Молодой человек, у меня пропала очень дорогая вещь. Она досталась мне в наследство от бабушки. Пожалуйста, прошу вас, найдите ее.
— А что за вещь? Украшение или…
— Очень красивая и дорогая брошь. В форме бабочки с раскрытыми крыльями. С множеством изумрудных камней посыпанных алмазной пылью. Я за ценой не постою! Сколько вы берете?
— Ну что ж, это дело будет стоить…э…э, ну скажем… э…э…пятнадцать тысяч.
— Пятнадцать тысяч?! Да как вам не стыдно!? Сама брошь стоит не более семидесяти тысяч.
— А сколько вы хотите?
— Пять тысяч, от силы. Вполне хватит.
— Нет. Пять тысяч – это не деньги. Мое последнее слово – пятнадцать тысяч и ни копейкой меньше. Вы слышите? Ни копейкой меньше!
— Ну хорошо, хорошо. Я согласна. Пятнадцать так пятнадцать. Продолжим.
Дальнейшая беседа касалась обсуждения подробностей дела. Детектив задает вопрос – старушка отвечает.

Наконец, через полчаса старушка тяжело поднялась и, переваливаясь с бока на бок, кряхтя, неуклюже подошла к вешалке, где висело ее пальто. В это время она находилась спиной к детективу. А тот все это время смотрел ей вслед задумчивым взглядом. Вдруг что-то заставило детектива очнуться от своих мыслей. Он резко встал, вернее сказать, вскочил, и широко раскрытыми глазами уставился на спину ничего не подозревавшей старухи. В тот же миг он отвел взгляд в сторону и его глаза блеснули так, как у человека, которому никогда не изменяет удача.
«Ничего себе»! – подумал он. И уже в следующее мгновение он сидел на прежнем месте, за своим столом, а его лицо приняло свойственное ему от природы спокойное выражение, хотя прежний блеск в глазах не исчез вовсе.
Было очевидно, что в умной голове детектива родился хитрый план. Он стал незамедлительно его реализовывать.
Старушка еще не успела взять пальто с вешалки. Рука ее зависла в воздухе по направлению к пальто, когда детектив резко крикнул:
— Извините меня, ради бога. Я совсем забыл о формальностях.
— О чем вы забыли? – переспросила старушка.
— Да так, ничего особенного. – Детектив взял из стола чистый лист бумаги и протянул его старушке несколько поспешно и излишне небрежно. – Здесь вы должны написать о том, что в конце дела вы действительно выплачиваете мне двадцать тысяч наличными. Конечно, только после того, как я верну пропажу.
— Хорошо, хорошо, молодой человек.
Она начала что-то писать. Вдруг остановилась и вопросительно посмотрела на детектива.
— Сколько, вы сказали?
— Двадцать тысяч, — быстро ответил детектив.
— Подождите, но мы же догова…
— Если вы хотите, чтобы дело было раскрыто очень быстро, вы заплатите мне двадцать тысяч. Я не люблю торговаться. Но я уверен, что дело будет раскрыто мною более чем быстро. Если вы останетесь неудовлетворенны скоростью его раскрытия, я верну вам «лишние» пять тысяч, это могу обещать.
— Ах! Ну ладно. Бог с вами.
— В конце напишите, пожалуйста, дату и поставьте свою подпись. Так. Так. Хорошо. Отлично! О кей, дело сделано.
В этот момент можно было подумать, что детектив вне себя от счастья. Он спрятал бумажку в стол.
— А теперь я должен вам сказать приятную новость.
— Что? Какую, вы сказали, новость?
— Приятную, черт возьми, очень приятную! Все дело в том, что я знаю, где ваша ценность. Я ее нашел!
— Как!? – старушка вскочила. – Где она, где моя дорогая брошь?! Дайте мне ее. Прошу вас. Она была очень возбуждена.
— Успокойтесь, успокойтесь. Давайте подойдем к зеркалу. А теперь повернитесь боком и посмотрите себе на спину.
Старушка ахнула.
— Дело кончено. Деньги вперед!
— Да, но как она там оказалась?
Старушка вдруг смутилась.
— Вы все еще не поняли? Это же просто. Вы одели свитер задом наперед.
— Ах, ты, боже же мой! Как же так получилось?! Я надеюсь, вы не станете требовать двадцать тысяч?
— Конечно, нет! Зачем? Зачем мне требовать их? Когда они уже у меня в кармане. В моем, надо сказать, кармане. Не зря же вы подписали бумагу только что. А в ней яснее ясного написано, что как только брошь будет найдена, деньги будут мои.
Он с наслаждением потер ладонями.
Старушка вскипела:
— Вы мошенник! – закричала она. – Вы – авантюрист! Вы грабите меня!
— Нет! – этот крик прозвучал, как гром среди ясного неба. Старушка запнулась и перестала орать.
Детектив продолжал:
— Вы платите большие деньги не за брошь. Вы платите эти деньги за более дорогую вещь на свете – за глупость.
Последние слова он произнес отчетливо и громко, как бы выделяя их.
Старушка тяжело вздохнула и достала из сумочки кошелек и половину его содержимого безмятежно положила на стол детектива.
ЭПИЛОГ
В конце рабочего дня детектив решил зайти в ближайший приличный ресторан и отметить удачно законченное дело. Идя по улице, он восхищался собой и своим умом. Но вот, наконец, показался шикарный ресторан.
Сев за столик и подозвав к себе официанта, он заказал себе самые отменные и дорогие блюда и лучшую выпивку.
Через три часа к нему подошел официант и сказал:
— С вас пять тысяч, сэр!
Детектив, вдребезги пьяный, достал из кармана пачку денег и разорвал бумагу, которую были завернуты деньги. В следующий момент, произнеся: «не может быть», он в замешательстве смотрел на нее, а потом, очнувшись, будто ошпаренный, бросил пачку бумаг на стол, да так неаккуратно, что она разлетелась в разные стороны.
Пачка состояла из аккуратно нарезанных кусков бумаги, прикрытой для приличия несколькими купюрами.
«Да-а-а, ловко меня провела эта ведьма!» — сказал он гробовым голосом скорее себе, чем официанту, стоящему рядом в растерянности.
И второй его мыслью, была мысль о том, что глупость, действительно, самая дорогая вещь на свете.

1993 год. Мне 16 лет.

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *