Вырос мой страх с глазами до неба…

Вырос мой страх с глазами до неба,
Взял папироску, да и начадил.
Сколько идти еще без соли и хлеба?
Снял я матроску, да и начудил.
Пел и плясал под яблочко польку,
Мял бескозырку, топтал башмаки.
Только не стало мне легче нисколько,
Петь и плясать, видно, мне не с руки.
А по дороге, искренность клича,
Шёл, спотыкался, странник с клюкой.
Тихо сказал мне, морщась от китча:
«Радость не в песне, радость покой…»
И подобрал в грязи мокрую Шипку,
Выбросил в лужу грязный стакан,
И улыбнулся мне, тихая скрипка,
Дальше пошёл, а я словно не пьян.
И расхотелось мне рвать и смеяться,
И раскудрилось вдруг в голове.
И расхотелось мне пить и бояться,
Верно, мой зяблик мелькнул в синеве.
Ем только воду, пыль, да морошку,
Пью только ветер, годы и дни.
А не хватало мне, оказалось, немножко-
Мира с собой, и понять, что одни
В мире всегда мы, бог и дорога.
Где? Да хоть в море, хоть на берегу.
А нужно малость. Да, очень немного,
Встать, не спешить… Вот и я не бегу.
А думы посеял, как просо на пашне,
Странник тот странный, серый прикид.
И я забыл уже, как был вчерашним.
Здесь и сейчас… И душа не болит…

Александр Николаев

Все фото из открытых источников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.