Одновременно мужественная и безразличная песня

Очень, просто очень многие из вас давно (с 1998 года) знакомы с этой песней, и в этом нет никаких сомнений, но тем большее число из вас сообщит мне, как автору этой статьи, что я написал не о той песне, что я написал о той песне, которая слишком всем и так ясна и ничего в ней нет такого глубокого и примечательного. Ну так я эту статью для того и пишу, чтобы вам доказать обратное о того, что вы о ней думаете. Она очень глубокая и примечательная, просто написана так легко именно для того, чтобы никто ее и не считал такой – Сергей очень хорошо тут постарался закамуфлировать ее смысл, молодец.

В песне показано всем что? Тут всего два действующих лица: трамвай и человек. Верно? Человек не сел трамвай, пошел пешком, вместо того, чтобы его подождать и проехать на нем, и от того он так раздражён. Вот и вся песня. Так и думает большинство из вас, скорее всего. Но не расслабляйтесь. Все куда как сложнее.

Начнем с самого музыкального сопровождения, оно тут играет большую роль, хотя текст и без него достаточно понятен и глубок, но конкретно к этой песне эта одновременно, и легкая музыкальная сопровождающая канва песни, и игривая, и ироничная, лишь подчеркивает ментальную природу всего музыкального произведения.

Все так, но на 3 минутах и 50 секундах музыка становится немного беспокойной, — а многим покажется, что и слишком беспокойной… и это во всей песне что-то подчерчивает, иначе бы автор песни столь мощным и жирным почерком нам не подчёркивал в этой песне свое недовольство. В самом конце песни вообще творится какой-то треш и хаос… так уже автору песни, как говорится, скрывать совсем нечего от нас, и он отрывается по полной программе. Имеет право, ведь он столько пережил… из-за этого трамвая.

Мне долгое время нравилась эта песня, а мне простые песни не нравятся. И я не мог понять, чем меня так привлёк трамвай, ибо я к ним равнодушен. Я вообще езжу на машине. Да я не помню даже, когда я ездил на трамвае! Лет 5 назад, наверное. Так что трамвай тут явно не причем.

А далее давайте без шуток и строго по настоящему смыслу песни. В этой песне то, что мы называем трамваем – это та некая сила, которая может нам жизнь немного облегчить и сделать ее чуть-чуть посветлее. Любая сила. Ну типа выйти за муж за богатея или жениться на дочке профессора академии наук, — и тогда тебе, еще молодому, откроются все перспективы карьерного роста, и ты сможешь быстро подняться в люди… Так в народе о таких процессах обычно говорят. У меня, кстати, у самого такой момент был в жизни, но давно, правда, уже… Но была у меня тогда проблема: «у меня не было денег на трамвай», то есть не было чего, если говорить серьезно? Не было желания «влезать не в свою судьбу», я предпочёл ей свою собственную, тяжелую и не простую, но свою… от которой не откажусь ни за что… Вот так и герой в этой песне – плевать он хотел на легкости в жизни и ее комфорты – панк, короче. Что с такими людьми делать? Да ничего, они не исправимы… в этой жизни.

Вот потому то песня является одновременно и пофигистской, и мужественной… как ни странно в это поверить и все это принять и осознать. Но уж так есть, извините.

При этом обратите внимание, автором написано:

«Я отправился в путь, я отправился сам по шпалам и рельсам.»
ИМЕННО по тому же самому пути, по которому и едет этот пресловутый трамвай, который вовсе и не трамвай на самом деле.

Хотя, знаете, многие из вас сочтут все это просто обычной панковской глупостью… И тоже ведь будут правы, но по-своему только.

«Моя сумка, набитая хлебом, била меня по ногам.
Холщовая сумка, набитая хлебом, била меня по ногам,
А я шёл и смеялся — смеялся я о том и о сём…»

Сумка тут – это нечто тебе вечно мешающее в твоей жизни; одно дело положить ее на сидение рядом в трамвае и ехать в тепле и уюте, а совсем другое, когда она «бьет тебя по ногам», затрудняя движение… Верно же? Да, на какова наша реакция? А она странная для нормального человека: «А я шёл и смеялся…» … потому, что? Ну не плакать же? Путь то еще не близкий… Чего расстраиваться, работать надо. Тем более, что все нужно сделать самому и одному, помощи то не будет…

Но в пути стало еще ХУЖЕ, совсем уж плохо и некомфортно:

«А потом ударил ливень, я промок до нитки…»

И что? Вот так отвечают то ли мужественные, то ли пофигистичные люди, и не разберёшь без поллитры:

«Но я сбросил ботинки и остаток пути — босиком…»

Небо предложило в пути поработать в более суровом и экстремальном климате. Очень хорошо. Экстрим – самое то…

Но особенно мне нравится хэппи энд песни… И он говорит о том, что как бы это ни было смешно, но трамвай пришел с ним одновременно к цели, а потому он ему и говорит:

«Дополнительный 38-й нагнал меня в самом конце.
Поздняк: я был уже дома.»

Тут наблюдаем явно панковское издевательство над нашим миром тотального конформизма, что просто недопустимо. Или панковский героизм? То есть Матросов, закрывший собою ДОТ, был панком, что ли?

Но самое замечательное мы наблюдаем в завершении песни. Он приходит домой, и жена его встречает совершенно спокойно, грязного и всего промокшего, и холодного:

«А потом на дом опустилась ночь…
— Если можешь, прости!
— Если хочешь, кончай!»

Жена – это жалость к себе самому за такую сложную дорогу. Вариант раз. Но есть и вариант два: никто из внешних объектов не оценит сложность того жизненного пути, который вам приходится одолевать в одиночестве, а потому что этот путь никому, кроме вас и не нужен, но это ты сам начинаешь часто понимать лишь на пенсии, а от того и столько раздражения в последних аккордах песни… раздражения к самому себе.
Как вам? Сложная песня у Чижа получилась? А легкие мне не интересны.

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *