Самая известная и грустно-вечная песня современности

Песня, о которой пойдет речь в этой статье, СЛИШКОМ известна, чтобы о ней вообще иметь наглость хоть что-то написать, ибо она есть в сердце каждого русского человека. Но тем-то и лучше, — в таком случае каждый и может высказаться о ее значении для себя в комментариях к этой статье. Шикарный вариант. Просто шикарный!

Выскажусь и я, но, не взыщите, а выскажусь со свойственной мне полноценной критикой… потому что такие песни мне очень интересны, — я ведь тут пишу только о тех песнях, которых я имел наглость и желание (одновременно) слушать хотя бы раз 50, хотя многие зашкаливают и за это количество раз внимания… к ним.

Для начала, нет вообще ничего удивительного в том, что именно эта песня Никольского столь приглянулась нашим людям… в ней слишком много образов и форм, для того, чтобы о ней размышлять и оценить ее по всей глубине ее достоинства.

Но начнём по порядку. Песня нам предлагает ознакомиться с неким музыкантом, — уже (что скорее всего) возраста пожилого и уже не мало повидавшего на своём веку. Ну и что? Мало ли у нас пенсионеров? Пенсионеров не мало, хотя меньше, чем в Италии, но тут речь не о них, а о том, что этот образ музыканта во всех нас пробуждает… этой песней.

А пробуждает он много чего. Я бы даже сказал так, и не побоюсь этого, — песня «Музыкант» — если и не самая главная песня в музыкальной культуре России последних лет 30, то уж во всяком случае одна из основных по значению. Да. Но почему?

А просто потому, что она собою передаёт… все. Вообще все, что нас с вами окружает, а не какие-то там отдельные детали бытия. И не только ведь окружает (чуть не забыл об этом), но и обо всем том, что находится внутри нас самих – об этом в ней поется так же…
Начало песни очень интересное:

«Повесил свой сюртук на спинку стула музыкант.
Расправил нервною рукой, на шее черный бант…»

Тут говорится именно о том, что этот самый «черный бант», как атрибут чего-то внешнего, чего-то соответствующего внешнему «празднику», — этот атрибут его несколько раздражает, поскольку он прекрасно осознает то, что никакого праздника вокруг на самом-то деле нет, не было и не предвидится; он ведь прекрасно понимает жизнь и ее сложности, все сложности в ее удивительном многообразии…

И только тогда, когда он снимает сюртук и развязывает галстук-бабочку, только после этого он начинает играть, но он играет так вдохновенно, словно всей своей музыкой (не важно – клавишные ли это инструменты или смычковые, типа скрипки, как в первых версиях песни) пытается нам показать всю сложность мира, и все ее проблемы и неурядицы буквально в одном произведении; и он очень переживает за то, что ему смысл и внутреннею глубину своей музыкой до нас не удастся донести…

В этой музыке он показывает нам не только наше современное состояние, но и то прошлое, сложное прошлое, которое привело к нашему современному положению, а так же о том, насколько не просто было нам всем преодолеть все те препятствия в жизни и все те перипетии, которые пришлось преодолеть…

Но этот старик – музыкант на самом то ведь деле к нам всем вовсе не милостив – он заставляет нас задуматься о таких серьезных вещах, к которым мы, в своем большинстве, не готовы… Это, честно сказать, несколько безжалостно с его стороны… Но он при этом столь сильно ушел сам в свою музыку, что ему уже все равно… он полностью погрузился в нее…

Но он все-таки в этой песне настаивает на том, что мы должны вспомнить что-то важное:

«Вокруг тебя шумят дела, бегут твои года.
Зачем явился ты на свет, ты помнил не всегда…»

Он хочет, чтобы все мы поняли, что есть суета – обычные наши дела, но есть и нечто такое в нас, что куда выше и серьёзнее этой ежедневной суеты, и именно это «нечто» является основополагающим в нашей жизни, и именно его нужно ходить и лелеять.

А вы что думаете? У вас какие ассоциации по песне?


Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *