Интервью с Путиным, данное им журналисту радиостанции «Великая Даария» в 2013 году (худ. произведение)

— Добрый день, Владимир Владимирович!

— Добрый день!

— Владимир Владимирович, радио «Великая Даария», в студии которого Вы находитесь, это ведическое информационное агентство. Мы находимся, как вы знаете, в оппозиции к существующему режиму и его ценностям. Поэтому вопросы, которые мы будем Вам задавать, весьма острые. Вряд ли кто-либо и когда-либо задавал Вам такие острые вопросы. Вы не против на них отвечать?

— Ну, во-первых (смеется), мне часто задают острые, как вы выразились, вопросы, в том числе и тогда, когда я разговариваю с оппозицией. А во вторых чего мне их бояться? Я откровенно выражаю свои мысли. И Вы это знаете.

— Да, возможно, но наши вопросы будут к Вам куда острее, чем Вы, скорее всего, полагаете.

— Хорошо. (смеется)

— Владимир Владимирович, прошла информация, что Вы – гей. Это так? Говорят, это – страшная тайна кремля.

— (Смеется). Хорошо начали. Даже не знаю, как ответить. В прессе много пишут всякой небылицы.

— И все-таки.

— Ну вы же знаете, я – женат, у меня две дочери…

— Которые живут за границей…

— Кто вам это сказал?

— А это не так?

— Нет. Дочери у меня ездят за рубеж. Это бывает. Не скрываю. Они имеют на это право, как и любой гражданин России. Но живут они в Москве.

— А почему Вы так мало о них говорите? С женой вот Вашей тоже непонятно что.

— А почему я должен о них говорить? Я же…

— Но взять вот Михаила Горбачева. Он без Раисы Максимовны никуда. А Вы?
— (Вздыхает). Вы знаете, у нас сейчас происходит разговор в духе желтой прессы. Какие-то слухи, домыслы. И мы их обсуждаем. У вас, я надеюсь, серьезная радиостанция?

— Серьезная. Но тем не менее мы просто хотели начать с Вашей семьи.
— Вы знаете, моя семья – это мое личное дело. Никакого отношения к той должности, которую я занимаю, она не имеет. И обсуждать ее не вижу необходимости. Вам же не понравится если будут в прессе обсуждать ваших детей, родителей, жену? Правильно?

— Да, это было бы неприятно. Но ведь я же не глава России.

— И что? Глава России, по-Вашему, не имеет права на частную жизнь? И должен делиться новостями о своей частной жизни со всеми?

— Но на Западе это принято. Многие в Америке знают даже, что ест на завтрак жена президента Обамы. Это не скрывается.

— Но мы же не на Западе. (смеется)

— Хорошо. Следующий вопрос. Как долго Вы еще будете во власти?

— Это известно только Богу. Столько сколько мне позволит народ России, который меня выбирал на эту должность.

— Вот Вы сказали, что Вы будете у власти до тех пор, пока Вам позволит народ России. И мне тут же вспомнился анекдот. Я его от Задорного впервые услышал. Приходит к Путину начальник Избиркома и говорит: «У меня две новости. Одна хорошая, другая – плохая. С какой начать?» Ваш персонаж в анекдоте ему отвечает: «Начни с хорошей.» — Чуров говорит: «Вас выбрали.» А какая плохая? – «За вас никто не проголосовал.» Вы можете как-то прокомментировать этот анекдот?

— Да. Я слышал этот анекдот. Хороший анекдот. Но он не имеет к действительности никакого отношения. Выборы, особенно последние выборы, прошли более чем прозрачно. Даже западные наблюдатели, которые нас критикуют по чем лихо, — им не за что было зацепиться.

— Хорошо, а что Вы думаете о перспективах развития России? Что нужно менять? И как менять?

— Ну вы же видите, Россия меняется на ваших глазах. Как менять? Осторожно и аккуратно, никаких революций и поспешностей нам не нужно, мы все это уже проходили и ни к чему хорошему это не привело…
— Спорно! Реформы Сталина?! Принял с сохой – оставил с ядерной бомбой и космическими технологиями.

— В то время и американцы уже были с космическими технологиями. Мы шли на равных с миром, с западным миром. Да и к тому же надо понимать, что методы, какими проводились эти революционные преобразования были, скажем мягко, не совсем гуманными…

— А разве при Ельцине они были гуманнее?

— Согласен, перегибов и в 90-е годы было довольно много от чего и произошло общее обнищание населения, я это хорошо понимаю. Могу сказать, что в момент, в тот момент, когда я стал занимать должность Президента России… вы даже не представляете насколько в тот момент мне было сложно не то что исправить что-то, а хотя бы разобраться с тем, что происходит. Но несмотря на сложности вы и сами к современному 2013 году видите результаты, произошедшие в жизни страны в целом.
— Владимир Владимирович, как Вы думаете, почему наше радио называется «Великая Даария»?

— Я не знаю этого. Может вы мне объясните?

— С удовольствием. Дело вы том, что сотрудники нашей радиостанции являются не только патриотами России, как и Вы тоже, но и теми людьми, которые знают и чтят ее великое прошлое, когда и названия то «Россия» не было еще и в помине. История России и русского народа – это не история последних десяти сотен лет. Она намного глубже. Вы сами так не думаете?

— Согласен, но вместе с тем вы так и не ответили мой вопрос. Почему вы не назвали свою радиостанцию прямо: «Великой Россией»?

— Именно потому, что мы смотрим вглубь веков и тысячелетий. Первое название того, что позднее станет Россией – имело название Даария, а уж позднее и Рассения, а само слово «Россия» — это по сути новодел, оно появилось лишь при Иване Грозном. Да и то… не стало распространённым термином, а закрепилось лишь при Петре Первом… Вам еще на каком-либо интервью рассказывали об этих фактах истории?

— Вы знаете, я скажу так, вы сообщаете интересные вещи, но такие убеждения должны основываться на научном методе познания, на археологических знаниях, на письменных источниках, — они должны быть интересны экспертам…

— Владимир Владимирович, извините, что перебиваю, но дело в том, что такие источники знаний, как Вы говорите, уничтожаются довольно оперативно и повсеместно, им не дают никакого массового опубликования и изучения. Напротив: такие знания являются запретными в то самое время, когда мы, вроде как, уже 13 лет живем в якобы прогрессивном 21 веке. Вам не кажется это подозрительным, как бывшему сотруднику спецслужб?

— Начинаю понимать то, к чему вы клоните. Но можете поверить мне, — я не имею к сокрытию таких знаний никакого отношения. И было бы любопытно узнать (улыбается) то, с чего вы вообще решили, что такие знания о древности России кем-либо утаиваются?

— Владимир Владимирович, Вы хотите сказать, что Вы не согласны с тем, что Россия имеет куда как более древнюю историю чем ту, которую нам с вами навязывают официального рода эксперты по истории?

— Я посмотрел бы на этот вопрос несколько иначе. Я прекрасно осведомлён о том, что люди на территории России жили куда как раньше того времени, когда образовалось государственное устройство жизни на ее территории, но я не был так уверен в ваших терминах, как вы говорите: «Даария, потом Рассения, потом Россия. Для таких утверждений нужны строго научные доказательства. Вы располагаете ими?

— Доказательств подобного рода довольно много в том числе и в распространяющей сейчас свое влияние на сознание людей сети «интернет», которую, кстати, как я предполагаю, Вы – лично Вы – не собираете ограничивать? Надеюсь на это. Но все эти доказательства, как Вы верно их назвали, просто – на просто выставляются экспертами, на которых Вы уповаете, как фальсифицированные факты. Они просто не берут их в расчет, повинуясь общей мировой тенденции «омоложения» России и русского народа… Понимаете в чем проблема и беда наша?

— А зачем таким экспертам это нужно?

— В смысле? Уж кто-кто, а Вы это должны понимать больше, чем кто-либо, как человек уже 13 лет находящейся у власти в России… Или Вы являетесь человеком вполне довольным проводимой Западом политикой относительно России? Судя по Вашим действиям на международной арене, особенно судя по Вашей (как Вы и сами знаете) знаменитой и исторической речи в Мюнхене, Вы так же обвиняете Запад в двойных стандартах и в том, что его «игра» в отношении России не является честной, но является вполне осознанной. Так же или я чего то недопонимаю?

— Вы знаете, я скажу так: Россия переживала и куда более сложные времена в том числе и в отношениях с Западными странами. И мы эти времена пережили, несмотря на все сложности. Переживем и нынешние времена, я в этом не сомневаюсь…

Дальнейший текст интервью утрачен… По оценкам тех, кто его брал в свое время, 2/3 этого интервью не сохранилось в анналах истории. И, видимо, на то тоже есть свои причины.

2013

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *