Песня, как насмешка над легкостью бытия или что-то чисто психологическое

У вас было когда-то такое, когда вы держали людей рядом с собой только с одной целью – чтобы они были рядом с вами? Не из-за того, что человек вам дорог и люб, и не для того, чтобы его от чего-то оградить и спасти, быть может, а просто из-за того, что вы боитесь его отпустить от себя? У меня? Нет, лично у меня такого никогда не было и не может быть по определению, я себя навязывать кому-либо, даже не только человеку, но и коту своему – не хочу и не буду. И, кстати, это ведь очень плохо – такие люди, как я, всегда проигрывают. Особенно в политике и в успешности в бизнесе.

Так было всегда, но сегодня это особенно актуально, ибо сейчас общество без рекламы вообще не в состоянии прожить и дня. Люди сейчас, вопреки себе же самим, любят людей понаглее и тянутся к ним, словно монахи, которые тянутся к святым.

Песня, о которой пойдет речь в этой статье, она в чем-то и об этом тоже, но вы ее так не сразу воспримете, поскольку вам кажется, что мелодраматическая нотка в ней – это основное. Не социальная ее составляющая, а именно мелодраматическая. Хотя так она автором и задумана в принципе, чтобы пройти модерацию в те времена, когда она создавалась.

Я всегда, когда слушаю эту песню – мне грустно, но грустно от слабости того человека, который в ней показан. Но вы спросите: «как же так? Как совместить слабость и наглость; ведь наглость – это проявление силы, а не слабости?». Не могу с вами согласиться. Настоящий и сильный человек никогда себя рекламировать не станет, он лучше отойдет и с удовольствием посмотрит на тех, кто себя рекламирует. Но это не самые сильные люди. Еще более сильные люди такие, которые говорят о себе так: «моя жажда славы – заблистать через 300 лет». Такие люди наиболее сильные, поскольку осознают то, что современные им люди еще не готовы к принятию их рекламы, должны пройти поколения прежде чем они «дорастут» до его рекламы себя. Кстати, Ницше не ошибся, — его, хотя он и популярен, не поняли до сих пор, рано еще пока. Еще 200 лет должно пройти.

Но причем тут песня Макаревича «Она идет по жизни, смеясь» 1987 года выпуска? А очень просто – герой этой песни не устает себя рекламировать обществу, потому что он слаб, хотя и воспринимается его слабость, как наглость. Этот герой ищет общения с людьми, которым не интересен ни он сам, ни его мнение, — и это взаимное – герою общество тоже ведь не нужно, — это как раз то, что я называю крайней степенью ощущения одиночества в психологическом, чисто человеческом плане. То есть герой хочет «вращаться» в определенных кругах для того, чтобы чувствовать себя «нужным» или хотя бы «значимым» им в то самое время, когда приобретает по факту только одно – самообман. И, естественно, что при таком раскладе ситуации в целом совесть героя буквально заставляет его плакать, ибо тем самым показывает ему то, что он совершенно зря так ведет себя – это просто расход энергии в никуда. Сил затрачивается не мало, а результата нет ни для героя, ни для тех, кто этого героя окружает. Никто не выигрывает, а тем не менее «игра» продолжается. Игра во что? В «бессмысленность»? А почему бы и нет? Можно ведь и в «бессмысленность» тоже поиграть…

«Испытанный способ решать вопросы
Как будто их нет…»

Это самые главные строки в этой пенсне. То есть вместо того, чтобы попытаться (хотя бы) найти свое общество – общество единомышленников или тех людей, кому герой будет действительно интересен, герой «держит» возле себя людей «случайных», которые ему не нужны на самом деле для его собственного развития, и это, повторюсь, — взаимно и с точки зрения общества, с которым герой имеет дело.
Да, но как тогда объяснить заключительные строки в песне:

«И без исключенья все с восхищеньем
Смотрят ей вслед…»

Ведь в этих строках говорится о том, что на самом деле герой влияет на общество, более того, влияет положительно… Вот Макаревич как раз для того так и закончил песню, чтобы возникала полная иллюзия симбиоза усилий между главным героем песни и обществом, на которое он, якобы, влияет… Но на самом деле в тексте мы все чувствуем то, что обмануты в результате все, — и герой, и общество. Общество видит несуществующее в главном герое, но и герой видит иллюзию силы в обществе.

Грустная, конечно, песня получилась у Макаревича и очень точно показывающая то, что когда вектор жизненных сил того или иного человека направлен не в ту строну, о котором говорит ему его совесть, то счастья ожидать не приходится никому… ни самому герою, ни тем, кто его окружает.

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *