Играл контрабас. Надрываяся, пел…

* * *

Играл контрабас. Надрываяся, пел.
И лес за окном, подпевая, шумел.
И жалась друг к другу на ветвях листва.
Дух леса пугал контрабаса-певца.

Один посреди первозданной тайги
О смерти он пел и пел о любви.
Взывал к небесам и к звездам взывал,
Чтоб вечный огонь в миру замерцал.

И чувствовал лес интонаций мотив,
И дух его слышал грозный призыв.
Но что-то мешало основу понять.
Певец был чужой. Надо гнать его! Гнать!

Он нравом своим отличался от них.
Он внес беспокойство, читая свой стих.
Но тех, кто прогнать бы его пожелал
Нигде не нашлось. И он дальше играл.

Береза младая и кедр седой
Застыли от звуков, рожденных струной.
Весь лес обратился в внимательный слух.
И власть потерял лесной шумный дух.

Играл контрабас. Надрываяся, пел.
Скрипучей струной он власть приобрел.
И малый червяк, и большой дикий барс
Внимали ему. Играл контрабас…

Из 3 альбома «Я», 1996
Публикуется впервые

Музыкальное приложение к стиху:
Anathema с композицией «Inner silence», 1998

Все фото и музыка из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *