Песня о любви или о вечной любви. В чем разница? Только русские могут задать такой вопрос?

На самом деле та песня, о которой я пишу в этой статье, это ведь чисто русская песня, поскольку только русские являются такими максималистами, над которыми смеются все иные народы – смеются в самом худшем случае, ибо в лучшем случае – просто не понимают и «крутят у виска» …

На самом деле песня у группы «Агата Кристи», созданная ими для всеобщего обозрения в далёком 1994 году, получилась настолько же глубокой, насколько и чисто русской. Я даже думаю настолько русской, что ее вообще кроме русских – вряд ли кто поймёт по сути. Но есть и положительный момент – за то русские ее понимают более чем хорошо. Это мало, конечно, если сравнить население России с населением (по численности) всего остального мира, но хоть что-то, и то хорошо.

В песне рассматривается так называемая «католическая» ветка христианства, как мировой религии, которая провозглашает в конечном итоге что? Правильно! Она провозглашает приоритет господства мировой любви над всеми остальными явлениями в этом мире.

Тогда какой-то странный вопрос задал автор статьи изначально: «если песня чисто русская, то при чем тут католичество, которое к русскости не имеет вообще никакого отношения»? И это очень правильный вопрос. В песне не зря поставлено ударение на «католичестве», ведь католическая религия, в отличие от христианского «православия», опирается прежде всего на такое чувство, как страх внутри человека: «Бог силен и он смотрит за всеми нами; если что-то сделаешь «не так», — кара небесная постигнет тебя неминуемым образом и быстрее, чем ты думаешь». Это центральная мысль в католичестве.

Так оно и есть. Но ведь сердцевиной любой из трех веток христианства, как доктрины, все-таки является принцип любви Бога к людям? Каким бы ты ни был и как бы ты себя не вел, как бы не мыслил об этом мире, — Бог все видит и все равно проникается чувством любви к тебе, как к своему ребёнку… Но это сердцевина. А основной канвой в философии «католицизма» все-таки является приоритет страха над… любовью, — именно отсюда мы и получаем первое четверостишье в песне:

«В небо уносятся горькие жалобы
Траурных колоколов.
Плачут монахи, рыдают монахи —
Они потеряли любовь.»

То есть страх победил любовь? Песня о том, как те, кто должен блюсти принцип любви и распространять его на людей, потерян ими самими и теперь они находятся в состоянии «невесомости», в состоянии потери ориентации в пространстве? Если это так – это жуткая песня.

В какой-то степени все это напоминает мне мой стих: «На берегу реки широкой», о сущности которого у меня как-то в 1997 году состоялся диалог такого (приблизительно) содержания:

— Ты в этом стихе написал про невозможное, ты описал монаха, который становится самоубийцей, а это невозможно в принципе, ибо самоубийство – это самый страшный грех для них.

— Правильно! Молодец! – живо ответил я. – Так и есть. Так на монахов еще никто не смотрел. Я как раз потому и написал этот стих, как стих о человеке, потерявшем веру, пусть даже он сам и монах.

Что все это значит? Значит нашлись те люди из сферы католичества, которые смогли воспринять свою религию неподобающе, как религию, которая зиждется на страхе, а значит и на противоположном любви чувстве? Это революционная ситуация, на самом деле, это переворот всего того, к чему привыкли поколениями людей…

«Римский папа разбил все иконы
И сам взорвал Ватикан.
Мучая зрение, ищет знамение
И проклинает Ислам…»

Это «безумное» открытие идет настолько высоко по иерархической лестнице Католической религии, что достигает самого главу ее – Папу Римского, который в порыве страсти от этого страшного открытия решается на героический поступок – он взрывает географические сердце Католичества – сам Ватикан

Но даже и после этого «поступка» к ним всем, включая и главу Церкви – Папу Римского – не приходит успокоение, ибо все они осознают – таким радикальным поступком они ничего не изменили… внутри себя. У них остался все тот же страх, который и руководил ими все эти годы взамен любви… Взамен настоящей христианской любви…

П.С. Русским не нужна любовь как таковая, ибо вечная любовь может быть только божественного происхождения. Они максималисты. Вот почему мы с вами так хорошо понимаем эту песню в отличие от «западного» человека, который любит по принципу «здесь и сейчас».


Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *