Тоска, тоска, опять тоска…

* * *

Тоска, тоска, опять тоска,
Как черный змей мне сердце щемит.
Она ко мне настоль близка,
Что вряд ли кто-нибудь поверит.

А жизнь кипит в уродстве лет,
В уродстве форм и увлечений.
И только главного в ней нет.
В ней нет о жизни размышлений.

И я тут мягко говорю,
Я крайне мягко выражаюсь,
Не сознавая, что творю,
Но только с вечностью сближаясь.

Друг к другу мчимся, как бойцы –
Прорвать блокаду очерствленья.
Но вкруг девчата и мальцы,
Что рвут и топчут святы звенья.

А нам с ней нечего терять,
Ибо мы все уж потеряли.
Вода. Нырять иль не нырять? –
Вопрос вопросов. Только зря ли?

Ах, как он жалобно поет,
Как он действительность не любит,
Как он плоды греха жует,
А остальные злобно губит!

Вы лишь взгляните на него!
В нем нет и капли сожаленья.
Но есть в нем все и… ничего, —
Вот в этом смысл его зренья.

Кипит, кипит шальная жизнь,
Кипит, — груба и одинока,
Стремяся вниз, скорее вниз
От всюдувидящего ока!

Ах, им не жаль ее затрат
На пустоту ее решений,
Ведь ненавидит брата брат
За внешней любостью прощений.

Из 7 альбома «Мастер», 1997
Публикуется впервые

Музыкальное приложение к стиху:
Stratovarius с композицией «Neon Light Child», 2000

Все фото и музыка из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *