Экстрим. Сестра смерти. Или с чем связано желание покоя?

Sauze du lac, lac de Serre Poncon, Hautes Alpes, France
© www.TristanShu.com
http://www.facebook.com/TristanShuPhotography

Вы никогда не задумывались о том, что люди, как правило спортсмены, но не только – и военные тоже, то есть те люди, которые часто бывают в наиболее экстремальных ситуациях – эти люди в обычной жизни очень спокойные и даже в чем-то инертные? Иногда даже выглядят как «слизняки», которых и понять то сложно. А знаете почему? А им просто не комфортно ощущать себя в нормальных, комфортных для нас с вами условиях бытия. Они теряются в таких условиях, они засыпают. Им часто просто скучно там, где нам – обычным людям – интересно и приятно себя чувствовать. Вопрос – почему так происходит и что это такое вообще – «экстрим»? Вот об этом статья.

Вообще – экстрим, это латинское слово, и оно значит – «крайний». А раз латинское, то мы с вами сразу понимаем, что это перевернутое (искажённое) русское слово, и слово — это «астра», то есть звезда. Мы говорим по нормальному «астра», а латинцы, вечно такающие нам палки в колеса по необходимости оправдания своего существования, говорят взамен: «экстра». Но что такое звезда в космосе? Слово то они могут менять как желают, но смысл то изменить им никак нельзя… сил на это у них нет и быть не может. Это тот источник силы и энергии в космосе, который является Единицей влияния в теле Галактики как Живого Существа. Можно сказать, что звезда (любая) – это ни что иное как клетка тела Галактики точно такая же по своим функциям, как клетка в физико-эфирном теле человека.

Именно потому человека экстремального поведения можно назвать человеком звездным, космическим, то есть тем, вокруг которого собираются могущественные силы, способные организовывать пространство вокруг себя точно так же, как звезды организовывают вокруг себя десятки планет. Ведь именно от звезды течет сила источника жизни к любой из планет, которые вращаются вокруг нее.
Вообще, изначально меня на тему по этой статье натолкнули события, которые произошли в жизни всем известного гонщика Михаила Шумахера. Длительное время он не только работал на международных соревнованиях с крайне высокими скоростями, но и большую часть в этих соревнованиях побеждал, был лидером гонок. И тем не менее, однажды, на отдыхе в горах, он потерял равновесие на горных лыжах, поскользнулся и попал на большой скорости прямо на камень, — в результате черепно-мозговая травма, перелом позвоночника и… длительное время без сознания и без движения. Парадокс? В том то и дело, что тут нет парадокса. Таким людям противопоказано расслабляться, они в расслабленной среде не чувствуют себя комфортно и легко.

Но причем тут звезды и планеты? Как экстрим связан с жизнью звёзд и планет? В чем тут связь? Дело в том, что сам природа звезды такова, что ее задача состоит лишь в одном – в излучении тепла и света в близлежащее мёртвое пространство в целью его оживления и приведения в движение; при этом внутренняя природа звезды – это природа мощных энергий и вечного термоядерного синтеза по всей ее поверхности и во всех ее глубинах. Это экстремальная природа. Но она кажется такой нам – обитателям мертвых (без звезды) планет. В действительности – все наоборот. Это мы с вами живем в экстремальных (без звезды) условиях в то время как природа звезды является самодостаточной и цельной… А потому и излучающей спокойствие и безразмерную уверенность в своих силах. Теперь понимаете то, почему люди экстремального поведения и мышления – это внутреннее самые спокойные люди?

Взять хоть того же Суворова? Его слова: «пот – кровь бережет». Три слова, но сколько мощи и энергии в этих словах, не задумывались ни не минуту? Вы представляете какую энергетику нужно в себе нести для того, чтобы произнести эту мысль, и даже не произнести, а родить ее у себя в голове? Часто мы не задумываемся над довольно простыми, вроде бы, вещами, но если задуматься, то становится ясно, что мы плаваем в большей мере лишь на поверхности, нехотя и изредка погружаясь в глубину смыслов. Только человек крайне экстремальный по своей природе мог придумать такой простой, но очень глубокий по смыслу афоризм. И Суворов всю жизнь именно таким человеком и был. Он был абсолютным нонконформистом, почему солдаты его и любили, генеральский и даже простой офицерский конформизм его смущал, делал его беззащитным перед самим собой; а оказаться беззащитным перед своей внутренней природой для Суворова было самым страшным и неприятным.

Но что такое экстремальная ситуация с точки зрения психофизики обычного человека? Это всегда одно и то же – толчок, ускоритель движения, увеличивающий меру познания Реальности, но в то же время изменяющий и направление (вектор) по ранее заданной линии или волне процесса познания. Как бы обычный человек не воспринимал экстремальные ситуации, а они всегда меняют его поведение и мышление и вносят коррективы в его волновой веер познания, открывая новые направления или (и) прерывая старые.

В этом контексте хочется вспомнить поведение и мышление Хэмфри Ван-Вейдена в романе Джека Лондона «Морской волк». Каким он был до того, как попасть на шхуну и каким он стал после того, как все завершилось. Он обрел огромное количество и совершенно иное качество опыта. Это если речь идет об обычном человеке, в то время как для необычного человека – Волка Ларсена – экстремальные ситуации являлись повседневной обыденностью в его жизни, и без них он не представлял себе жизни вообще. Без них он засыпал на ходу.

Но при чем тут «сестра смерти»? Тут это словосочетание нужно воспринимать в буквальном смысле. Человек, способный и нуждающийся в экстремальных ситуациях испытывает чувства риска в куда меньшей степени, чем обычные люди именно в связи с тем, что он внутреннее понимает то, что экстрим – это родня смерти, его сестра, близкая и понятная смерти, которая многое рассказала человеку о самой смерти (не в буквальном смысле, а на интуитивном уровне, разумеется). Поэтому и страх перед смертельным исходом в экстремальных ситуациях для человека подготовленного является на порядки меньшей величиной, чем для обычных людей. В этом плане как не вспомнить фильм, который я смотрел совсем недавно: «Прогулка» 2015 года про французского канатоходца. Многие удивлялись как он вообще мог пройтись на высоте в полкилометра между башен-близнецов в Нью-Йорке, а между тем он не испытал изначально такого же мощного ощущения чувства риска, как все остальные, а отношение к сестре экстрима – смерти у него так же было куда как менее неприязненное, чем у многих из нас.

Ну и наконец последний момент. Есть у Гребенщикова такие строки (одна из моих самых любимых его песен – очень глубокая и во многом даже сакральная для меня):

«И здесь у нас в центре циклона,
Снежные львы и полный штиль…»
«Говорила мне мать: «Летай пониже»,
Говорила жена: «Уйдешь на дно»,
А я живу в центре циклона,
И вверх и вниз – мне все равно…»

Теперь понимаете почему экстремальные люди, любители экстрима – самые спокойные и даже приветливые? Тут как с электрическим током: противоположности объединяются и не могут существовать друг без друга… Так и с такими людьми. Экстрим внешний рождает внутренний покой. И, кстати, напротив, внутренний покой в человеке рождает внешний экстрим, что мы сейчас и наблюдаем в Европе; там люди настолько ожирели и поглупели в тиши и радости неосознанного бытия, что в ближайшее время их ничего хорошего в условиях внешнего мира ожидать не может…

Прямо как у лидера группы «Сплин» Александра Васильева есть строка:
«Кто ненавидит войну – тот в плену». Это все о ом же, о влиянии экстрима на жизнь.

П.С. То есть астальный мир = мир экстремальный? Для нас – физико-эфирных сущностей? Да, поэтому мы все и идет туда во время… сна. В том то и парадокс. Энергию оттуда черпаем… для нашего мира.

«А я живу в центре циклона,
И вверх и вниз – мне все равно…»

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *