ЧайФ с песней «Псы городских окраин», как песни крайней социальной напряженности

У группы Чайф мне нравятся далеко не все песни, но есть у них несколько песен, которые цепляют меня по-настоящему всякий раз, сколько бы я их не услышал по волнам разных радиостанций, — и эта песня из их числа. Очень цепляет меня.

Косвенно в статье «Группа «ЧайФ» — музыка социального напряжения. Их самая мощная песня.» я уже в нескольких словах передал свое мнение об этой песне, но этого недостаточно и хотелось бы раскрыть суть этой песни в полной мере, посвятив ей отдельную статью, ибо она того стоит.

Благополучное общество. Молодёжь и дети. Пионеры и галстуки. Недавнее советское прошлое. Пионерские лагеря со смеющимися детьми на берегу солнечного моря. Все это было. Но я ведь тоже жил в Советском Союзе и прекрасно помню 1988 год. Мне всего 12 лет. Уже тогда шли разговоры между нами – сверстниками о том, что с цепями и с арматурами в руках старшеклассники будут отставить свою позиции перед другими старшеклассниками по принципу – «двор на двор».

Напомню, — это советское время, время господства рекламы о благополучной молодежи в самой «счастливой» стране в мире.
В жизни всегда так и так во всем: есть фасад того или иного процесса или явления, а есть изнанка этого явления или процесса, — та самая сторона бытия людей, которую скрывают от глаз, но она есть и в этой песне как раз об этой стороне и сказано прямо и честно.

Сколько бы общество не пыталось установить в себе самом всеобщее благополучие, но пирамида поведения и мышления людей в нем, в том числе и в таких ячейках общества, как семьи, все равно имеет место быть и сохраняться несмотря на все попытки сгладить эту «пирамиду». Люди рождаются разными, воспитывай ты их или нет, — они останутся разными. Социально разными так же.

Так что лично я не считаю эту песню значимой для брошенного на произвол судьбы молодого поколения из 90-х годов 20-ого века. Эта песня входит в альбом «Давай вернёмся», записанный еще во времена существования СССР – с октября 1990 года по февраль 1991. А сама песня написана еще раньше, — кстати, может быть, как раз в 1988 году, когда я первые услышал о том, что существует еще и изнанка жизни среди молодежи.

Вообще, говоря в кредит будущих недоразумений, эта песня актуальна в любое время жизни общества, ибо, повторяю, пирамиду общественных связей и отношений, существующую благодаря разности ментальных природ людей никто и никогда отменить не в состоянии. Эта пирамида нам дана Богами, и потому люди с ней ничего сделать не смогут.

Кстати, пирамида эта не плохо показана так же и в фильме «Курьер» 1986 года выпуска, но в наиболее мягком варианте.

Даже у меня в школе с 1986 по 1989 годы в классе был не один, а целых три мальчика, которые принципиально не носили пионерские галстуки. В каком-то плане они были изгоями, на них смотрели как не на совсем нормальных людей. И, соответственно, после школы они не шли домой делать уроки или заниматься делами в пионерских кружках того времени. Они шли на улицу, где их ждали такие же «изгои», как и они сами. И таким образом у них образовывалось собственное общество со своим собственным порядком, — очень четким и жестким, в котором любое проявление слабости расценивалось как угроза этому обществу. И это совсем не удивительно – общество было самоограниченным и никем во внешнем мире не поддерживаемым.

Мне вообще кажется, что несмотря на то, что в таком неформальном обществе с одной стороны находились «изгои» из общества «нормального», но с другой стороны в нем находились и личности наиболее сильные морально, хотя и не все, конечно, ибо уже одной свой ментальностью они априори противопоставляли себя большинству. А это уже психологический подвиг. Именно таким образом и начинают становиться и расти криминальные общественные структуры. Они живут по негласному принципу: «это вам нельзя, а нам можно, поскольку мы не верим в правильность ваших правил».

Ну и кроме того, Шахрин – создатель этой песни, он и сам в молодости был «жителем городских окраин» в Свердловске. Возможно даже, что в этой песне он писал о своём личном детстве и отрочестве. А его молодость, между прочим, проходила в начале 1970-х годов, когда «счастливая» советская молодежь была наиболее «счастливой». А тем не менее «псы городских окраин» существовали и тогда.

И сейчас то же самое ведь, ничего не меняется и не изменится никогда. Эта песня будет актуальной всегда, во все времена.

И действительно, если ты уходишь из одного общества, — общества «порядочного», признанного всеми, официального, — ты не уходишь в никуда, ты автоматически попадаешь в противоположное общество – не признанное никем, но тем не менее и оно живёт по своим законам, как и любое общество, ведь без законов вообще жить невозможно – без них все распадается… Вот именно о таком обществе и суть смысла в этой песне. По сути дела о противостоянии одного общества (скрытого от глаз и рекламы) другому – «нормальному», признанному всеми.

Наиболее удачный, на мой взгляд, видеоряд к песне:

П.С. О фильме «Меня зовут Арлекино» нужно будет написать отдельно, -хорошо, что вспомнил о нем благодаря этому видеоряду к песне тем более, что главный герой в этом фильме – это один из образов, который я использовал в романе «Малая Русская Империя», как одного из высших офицеров ССД МИБ МРИ. Правда, в этом фильме он еще слишком молод, пацан еще совсем, малолетка, но уже с предпосылками будущего офицера разведки…

П.П.С. Кстати! А нам ведь не известна статистка по вербовке носителей характеров именно из таких неформальных обществ в структуры спецслужб, и никогда не будет известна. Сами понимаете.

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *