Песня — исповедь земного человека, желающего стать космическим (настоящим)

Я не люблю панк-рок, и не любил его никогда. Предпочитаю пауэр и дум метал, о чем уже говорил ранее. Но дело в том, что в этой статье рассматриваем именно панк-рок, а точнее балладу панк-рока. И она стоит того, чтобы ее рассмотреть, сколько бы неприязненным не казался мне стиль панк-рока как такового.

Песня принадлежит перу Андрея Князева, являющегося автором большинства песен известной панк-группы «Король и Шут», поэтому, сами понимаете, она стоит того, чтобы ее рассмотреть, ведь писать тексты к таким чудовищным и страшным песням, какие исполняли участники группы «КиШ», может только человек необычный (я мягко выражаюсь). Еще был жив лидер (фактический, а не духовный) группы «КиШ» Михаил Горшенев, а Андрей Князев (духовный лидер группы, ибо именно он автор текстов песен) в 2011 году уже создал свою собственную группу «Князь». Творчество этой группы тут не рассматриваем, а рассматриваем ее отдельную песню, которая называется «Руки к небу».

Музыка этой песни, на мой взгляд, очень мелодичная и цикличная. А любая (почти) цикличная музыка – она априори гармоничная, поскольку тогда, когда появляется возможность Повторения одних и тех же звуков (в песне) или процессов (в реальности) – это говорит о том, что заранее заданная программа достойна того, чтобы повторяться, а значит кажется ее создателям достаточно совершенной.

С точки зрения текста песни – это стих, полноценный стих, а не просто текст к песне, в нем мы видим 6 взаимосвязанных четверостиший, ведущих нас к одной мысли: «для того, чтобы развиваться внутреннее, духовно, нужно найти в себе источник этого развития, нужно работать над своей душой и над своими желаниями».
Настоящий человек всегда недоволен, ему всегда «мало». Но мало чего? Ему всегда недостает правды об этом мире и о себе самом, он всегда ищет источники, в которых он мог бы «правду» об устройстве себя и мира пополнить новыми знаниями. В песне как раз об этом и говорится в первом четверостишье и буквально:

«Время идёт, я не могу сидеть на месте.
Сколько молчать я должен? Чёрт бы всё побрал.
Рушатся стены от моей безумной песни,
Но и себя я по кусочкам собирал.»

Видим: стремление, желание движения, неприятие покоя и умиротворенности, недовольство собой… А еще? Что значат две последних строки в этом четверостишье? Внутреннее ощущение себя равно ощущению внешнего мира, то есть видим равенство между познаванием мира внешнего и мира внутреннего, то есть себя самого. Автору этих строк своя внутренняя природа представляется не менее сложной относительно природы внешней. И у него не возникает никакого сомнения в том, что эти природы часто почти тождественны по сложности. Они настолько сложны, что их обоих приходится, как пазлы к картине, собирать воедино для того, чтобы познать полностью. Это не только медленный процесс, но и процесс болезненный. И с осуществлением этого процесса приходится мириться лишь – нет иного пути.

«Ах, для чего мы напридумывали законов?
И для чего всё время смотрим на других?
Разве душе открыться это всё поможет?
Или ты скажешь, что душа – всего лишь миф?»

Второе четверостишье по смыслу еще более глубокое. Тут мы видим в первой строке противопоставление (хотя прямо об этом и не говорится) Божественных (вечных) законов с законами человеческими (временными и постоянно изменяемыми в зависимости от текущего момента исторического процесса). И по сути мы видим то, что автор сомневается в необходимости существования человеческих законов в то время, когда существуют (и уже заранее заданы) законы Божественной природы. Для чего дублировать их или пытаться изменить? Что люди этим хотят сказать сами себе?

А вот об этом как раз и спрашивается во второй строке этого четверостишья. Мы смотрим друг на друга, находясь на одной плоскости, вместо того, чтобы увидеть третью составляющую системы координат, лежащую вне (и выше) нашего плоского мира… Мы как бы соревнуемся (в том числе и в интеллектуальных способностях) между собой в то время, как прекрасно понимаем, что есть силы и реальности, значительно превосходящие нас по этим способностям (и не только по интеллектуальным).

И в последних двух строках этого второго четверостишья в песне вы видим диалог между Сомнением и Уверенностью внутри автора текста песни. Один действующий персонаж внутри автора песни является законченным атеистом, в то время как второй ощущает еще что-то, что существует выше его мира…

«Дай, небо, силы всё ненужное отринуть,
Дай мне на миг глазами детства посмотреть.
Помоги мне тягость прошлых лет, как груз ненужный скинуть.
Научи меня дышать свободно и свободно петь.»

Вот, вот в этом третьем четверостишие в песне и происходит изменение (метаморфоза) человека земного, когда он потихоньку прекращается как земной человек и превращается в человека космического, ощущающего, способного ощущать, те силы и те возможности, какие никогда не сможет почувствовать человек земной…

Далее уже самостоятельно домыслите… суть этой глубокой по замыслу баллады. Там ведь еще два четверостишья, заканчивающее смысловое повествование в песне.

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *