Фильм «Последний дон». Он реалистичнее «Крестного отца». Это мой настольный фильм.

Сейчас я пишу эту статью о своем «настольном» фильме. Есть такое понятие, как «настольные» книги, которые всегда лежат у тебя перед глазами и к страницам которых ты постоянно возвращаешься для того, чтобы их перечитать. А тут речь идет о «настольном» фильме, — то есть фильме, который не только никогда не надоедает, не о таком, который тебе нравится или очень нравится, а о таком, к которому ты возвращаешься вновь и вновь. Честно говоря, это, пожалуй, единственный у меня «настольный» фильм. Других что-то не припомню.

Но тем не менее я бы за этот фильм больше 8 баллов по 10-ти бальной шкале не поставил. Его сила вовсе не в интенсивности воздействия, за что и ставится повышающий коэффициент качества; его сила – плавная, спокойная, уверенная, медленная, но существенная и реалистичная. Это обычный жизненный фильм о сильных и простых людях, которые решают свои проблемы, руководствуясь собственным кодексом поведения, мышления и чести. В нем нет вообще ничего сверхъестественного. Но это фильм о силе. О внутренней силе человека.

Вы мне сразу возразите: «это фильм о мафии, о бандитах, и наш сериал «Бандитский Петербург» ничем не хуже этого сериала». «Бандитский Петербург» — это фильм действительно о бандитах, для которых нет ничего святого, кроме собственного обогащения. «Последний дон» — это тот фильм, который смотрит на криминал не снаружи, не нашими глазами обывателей, а изнутри криминального мира – и это основное его отличие от «Бандитского Петербурга», в котором того же «Антибиотика» все вы воспринимаете отрицательно изначально.

«Последний дон» — это тот многосерийный фильм (там 4 серии), где нет резко отрицательных героев, кроме одного предателя – но и он выглядит как несчастный человек; даже сводный брат Кросса в этом фильме, хотя по своему характеру и жестокий человек, но даже его не воспринимаешь резко отрицательно, а только как человека заблудившегося и не очень умного, не до конца понявшего то, в какой мир он попал, пытающегося избежать этого мира, но ни в коем случае не исправить его. Если такой тип придет к власти, он сделает только хуже и себе, и окружающим, поскольку он не понимает ценности того психологического цемента, который подобные миры связывает воедино и не дает им разрушиться.

А что это за цемент такой? Это вовсе не поклонение мести, как многие думают, поверхностно рассуждая. Это желание сделать свою семью счастливой и сильной, желание сделать ее жизнь безопасной и безоблачной, — и это желание принадлежит сердцу изначально сильного и независимого, любящего человека. Сам этот человек в фильме о себе говорит так:

«В детстве на Сицилии у меня была мечта: вырасти и стать защитником семьи. Уплыть на огромном корабле в Америку. Простая мечта. Но жизнь вносит свои коррективы. Я никогда не хотел убивать людей, терять жену, сына и любовь дочери…»

В этом фильме все показано, особенно с обычной человеческой психологической стороны вопроса, слишком реалистично и жизненно, — в этой постановке криминальной драмы даже фильмы «Крестный отец» проигрывают «Последнему дону». Мне кажется, что Марио Пьюзо, написавший обе книги, по которым сняты оба фильма, к 1996 году, когда он и написал книгу «Последний дон», стал куда как богаче опытом и мудрее, и это очень чувствуется по фильму. В нем нет ни дерзости бандитской, ни наглого противопоставления этих людей себя обществу, особенно законному обществу, — ничего этого нет. Показана обычная жизнь, которая заставляет людей просто сопротивляться обстоятельствам и делать не хорошие поступки из-за неизбежности, а не потому, что они такие уж злыдни. И они не могут поступать иначе, — иначе они просто перестанут быть сильными людьми со своим кодексом чести. В этом фильме никому, кроме родного внука дона Клерикуцио насилие и все с ним связанное удовольствия не доставляет, а напротив – заставляет печалиться.
Причем тут столь тонко выстроены отношения внутри семьи, что мы понимаем и дочь дона Клерикуцио, называющего в сердцах своего отца «исчадием ада», хотя в глубине души она его любит по-прежнему, и внука дона, чувствующего себя обманутым в этом царстве силы и боли, и других, которым в семье не очень комфортно…

Но тут так же очень важны характеры всех персонажей фильма. Они все очень разные. Кроссефицио, к примеру, это изначально добрый и сердечный человек, но не мягкосердечный… Умный. Тонкий. Чувствующий людей. Желающий справедливости и излучающий уважение к окружающим его людям. И хозяин семьи это чувствует, он так и говорит Кроссу в то время, когда Кросс еще совсем молод:

— У тебя доброе сердце, Кроссефицио, но ничего – жизнь это исправит.

Так тем страшнее и неизбежнее его будущее. Разве такой человек, как Кросс, мог подумать о том, что его ожидает в перспективе обладание тотальной властью над всеми в этом обществе страха и порядка, которое он сам глубоко в душе терпеть не мог? Это ж ирония судьбы! Разве мог он предполагать то, что чувство справедливой мести столь сильно ужесточит его сердце и заставит охладеть к окружающим его людям, которым он всецело хотел доверять?

В общем, этот фильм можно разбирать долго и даже по сюжетно – каждую из 4-х его серий, — тут явно одной статьи не хватит. Тут нужно писать целый ряд статей. И, наверное, я так и сделаю, — фильм стоит того. Реалистичнейшная психологическая драма о жизни сильных людей. И я думаю, что у тех людей, кто внимательно смотрел этот фильм, есть свои любимые моменты в нем, о чем можно написать в комментариях…

на площадке дзен статья набрала 15 292 прочтения

26.08.2020.

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *