Создание «территориальных общин» как новое и необходимое явление нашего смутного времени

Начну с того, что данная статья не претендует, ибо не в силах, на истину в последней инстанции, но в ней дается попытка и усилие определить конкретный вектор деятельности в перспективе ближайших лет. Хотя, почему только ближайших лет тогда, когда данная схема распределения благ между людьми существовала многие тысячи лет? И не только распределения благ, но и общего устройства социального бытия. Государственные структуры, как таковые, то есть укрупнение (создание агломераций) между хозяйственными и самостоятельными структурами на территории будущей России начали появляться только с восьмого века нашей эры (в нынешнем отчете времени). А до того, и в течение весьма длительного времени (тысячелетий) так и было – миллионы территориальных (а тогда – родовых) общин и составляли естество будущего Русского государства, в прошлом являющегося по сути конфедерацией территориальных (родовых) общин. В этом и была его сила – сила Тартарии, но в этом же была и его слабость.

Но это история, а нам нужно подумать о настоящем моменте и определить наши шаги именно для настоящего момента нашей истории. Система, и не только экономическая и финансовая, но и социальная – все ее спектры и направленности в развитии настроены таким образом, чтобы вытравить из людей сам дух и даже букву понимания термина «территориальная община», и создано это не просто так, а с умыслом (не благоприятным для нас).
Далее я постараюсь объяснять как можно проще и понятнее для большей части людей вне зависимости от того, каков их ментальный уровень понимания реальности в ее социальном плане на таком социальном явлении, каким является все еще столь живая ячейка общества как Ее Величество – Семья. Это будет не просто, но необходимо, а значит и вполне выполнимо.
Вне зависимости от того, кто и с каким жизненным опытом будет читать эту статью, скажу прямо и в лоб: «государственное устройство общественных отношений нам навязали наши недруги и вовсе не для нашего блага». Помните или знаете эту мысль, идущую из глубины веков: «лучше тьма городов, чем тьма в городе»? На чем основана эта мысль?

Дело в том, что тогда, когда соединяются между собой мужчина и женщина, то их максимальной задачей является воспроизводство максимум 16-ти детей. Ни в коем случае не больше! Это очень важно. Я понимаю, что для современной семьи это недостижимая цифра, для того и придуманы современные города. На самом деле, все ранее происходило таким образом: в населенном пункте, где одновременно жили 100 – 200 семей, семьи порождали по 10-16 детей, — таким образом община из 100 человек (по минимуму) превращалась в общину из 600 человек — второе поколение. Но третье поколение давало уже общину в 3 600 человек (опять минимум я считаю), а четвертое поколение общину в более чем 10 000 человек, что и является Тьмой. А это в среднем 100 лет. То есть за 100 лет – одна община порождала другую, ибо дети изгонялись. Люди до середины 19-ого века жили куда дольше, чем теперь. Не верьте официальным источникам. Нормальный возраст смены мерности (смерти – в просторечии) современного (даже) человека – это 120 – 150 лет.

Теперь понимаете почему общины были столь взаимосвязаны между собой? И почему они по сути представляли единое государственное образование без самого образования государства как такового в его современном паразитическом понимании? Одно поколение еще не сменилось (первое), а четвёртое уже порождало новую общину.

Почему порождало? Был закон и закон это был нерушим: «лучше тьма городов, чем тьма в городе». Потому будущую Россию, а тогда Рассению, и называли страной городов, что численность любого из населенных пунктов никогда не превышала 10 000 человек. Это было табу. И табу это было священным. Почему?

Ни в коем случае и ни при каких условиях, начиная с гибели Атлантиды в чуть более 9 600 году до нашей эры людям нельзя было основывать и развивать населенные пункты, как единый хозяйствующий субъект с численностью более 10 000 человек. Навеки ли данная тенденция и ее правило? Разумеется, нет, как нет и ничего в нашем мире такого, что «навеки», — уже к 2 250 году данное правило может быть недействительным и не имеющим силы, но не сейчас – в 2021 году. А антилюдям? У них все с точностью до наоборот, потому и создавались мощные государства по всей периферии Рассении, как конгломерата территориальных (родовых общин).
Почему? Дело все в том, что в те времена семья, как единение мужского и женского начала являлась совсем не тем, чем является теперь, — в самый пик господства государственного образования в мироощущении. В принципе и сейчас семья для русского человека любого из видов полов – это нечто священное, но только на уровне воспоминаний, не более. Полной оценки значимости такого явления как Семья сейчас мало кто из нас может себе позволить. Мы тут не виноваты, как индивиды, ибо существуем в рамках определённого пространственно-временного поля. И я такой же как вы, на меня оно тоже влияет, и довольно сильно. Это похоже на то, как поместить золотую рыбку в грязную воду – насколько бы рыбка ни была золотой, а грязная вода влияет… Тут ничего не поделаешь.

Итак, что такое семья в принципе? Это единение (союз) женского и мужского начала. А что это такое в свою очередь? А это уже вопрос чисто метафизический. Это соединение двух противоположностей Бога – рождающего и разрушающего, ибо мать – всегда – родитель, а муж – всегда убийца (разрушитель). Но тогда, когда эти начала соединяются, то появляется третье – ребёнок – не важно какого пола, как начало созидающее (продолжающее) Род.

Это я вам рассказал сейчас об основных гносеологических параметрах природы территориальных (родовых) общин. Много рассказал, и, видимо, мало кто из вас что понял, и это нормально и хорошо, но об этом нужно было сказать, но далее вернемся к нашей с вами примитивной современности. Начнем опять с семьи, как явления.

Смотрите. Я – муж. У меня есть жена. У нас обоих – общая собственность и общий бюджет (распределение материальных благ). Дети, хотим мы того или нет, так же являются сособственниками наших материальных ценностей. Ну, мы ж не можем ограничивать детей? Это кощунство, ведь мы их любим. Не важно то, какие они – мы их любим. Это ж часть нашего целого. Мы хотим отдать или передать им самое лучшее из того, чем обладаем сами – это понятно и естественно.

То есть семья, обычная среднестатическая семья даже в современном дико примитивном и огосударственном образе – это и есть прообраз территориальной общины. Но! И это самое главное. Это реальный, но очень слабый образ, — тут только два взрослых человека определяют будущее своих чад. Два человека – мать и отец – в современных государственных и крайне агрессивных условиях – это чрезвычайно не достаточно.

Сколько же нужно матерей и отцов для того, чтобы было «достаточно» для противостояния государственной машине, являющейся паразитарной по самой своей сути по той причине, что для нее принцип ментального распределения власти: «лучше тьма городов, чем тьма в городе» является враждебным самой ее природе?

Ответ очень прост и очень лаконичен. Не менее одного десятичного порядка. В современных условиях социального бытия, я имею в виду. То есть муж+жена умножаем на десять. Равно 20 семей. Детей тут не считаем. Это минимум. Необходимый минимум. А максимум? Возвращаемся к исходной формуле: «тьма городов всегда лучше тьмы в городе». То есть ни один из населённых и хозяйствующих субъектов, как единый организм, никогда не должен превышать число в 10 000 человек (включая всех на его территории– и детей, и стариков).

Что у нас с экономикой? Это очень важный и очень серьезный вопрос. Главное – в территориальной общине отсутствует наемный труд. Как само явление – его просто не существует. Тут нет тех, кто не имеет собственности. Нет тех, кто работает на хозяина. Тут и хозяина то нет. Царя тут нет и быть не может.

Тут каждый обладает равной долей собственности. Пример: у нас 200 гектар земли на 200 семей (идеальный стартовый капитал). Но ведь семьи все разные? Кто-то пашет от зари до зари, а кто-то поработает всего пять часов в сутки. И соответствующий результат? Конечно. Но стартовые то условия у всех 200 семей одинаковые?

И тут нам на помощь из практической жизни последних лет приходит что? Правильно: экономическая модель такого хозяйственника как Чартаев. Но что произноси эту фамилию вслух, что ее не произноси – ровно никакого эффекта не будет. Почему? Эта фамилия запрещена. Давно. Почему? Ну, к нему в село Шукты ездили сотни чиновников и хозяйственников, — это было еще во времена СССР, но… разглашать выводы о его производственной деятельности было строго запрещено. Почему? Потому, что он на своем примере доказал то, насколько порядков более эффективна его территориально-общинная модель ведения хозяйства, чем принятая повсеместно государственная. Государству это надо? Это ж по сути плевок в лицо, причём смачный и уверенный.

Далее смотрите в интернете самостоятельно то, почему модель хозяйства Чартаева позволила:

— в 7,2 раза увеличить производство валовой сельскохозяйственной продукции
— в 38 раз рентабельность производства владельцев (собственников) кооператива
— в 56 раз чистый доход производства
— в 64 раза производительность труда

Мы – все 200 семей – одна семья. Мы порвем все и вся друг за друга. Понимаете? Это даже мощнее любой мафии. В мафии работают на хозяина. В этом ее сила и ее же слабость. В территориальной общине все работают друг на друга. И все зависят друг от друга. Если у соседа дела пошли хуже – нужно выручать, а не помогать упасть, как у Ницше. Иначе всем будет только хуже и беднее. Таким образом наши далёкие предки и жили тысячи лет.

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *