Я слишком трезв и тверд душою…

* * *

Я слишком трезв и тверд душою,
И чересчур уж горделив
И непреклонен пред красою
Мира сего, что столь сонлив,
И столь изъеден греха червем,
Что так возрос в эти года,
Хоть по преданьям, по поверьям,
Хотя они издалека
Дошли до нас, он скоро сдохнет,
И обратится в пепел, в прах,
В древа кусок, который ссохнет
Измученный в дряхлых летах…

2

Но всеми он пока любимый,
Полный надежд завлечь к себе
Своим искусством многочтимым
Побольше верных той судьбе,
Что тем назначена, кто знает,
Так же, как я, его ходы
В земной коре, где время тает,
И зеленеют зла плоды,
Где все подвержено проклятьям,
Бесстыдно-пошлой пустоте,
Ее бессмысленным объятьям
В кроваво-красной суете…

3

Он скоро сдохнет – нам известно
Это доподлинно, но мы
Не доживем до дней чудесных,
Когда отступят силы тьмы, —
Не доживем… Без сожаленья
Мы принимаем жребий наш,
В котором видим мы спасенье,
Который нам как брат, как страж,
И как глухое наказанье,
И как тоска, и как печаль…
И мы не ищем упованья,
Нам ничего ничуть не жаль.

Из 8 альбома «Кредо», 1997
Публикуется впервые

Все фото из открытых источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.